Банковская система Автралии

О «Большой двадцатки» G-20

 

Австралийская банковская система находится в процессе масштабного реформирования. Число банков в Австралии уменьшается. В 1997 году Минфин страны отменил принятый в 1990 году запрет на слияния между шестью крупнейшими финансовыми институтами страны (четырьмя банками и двумя страховыми компаниями). Кроме того, планируется снять запрет на поглощение крупных австралийских банков иностранными институтами, что неизбежно вызовет сокращение значительного числа служащих.
Традиционные банки, испытывая усиливающуюся конкуренцию со стороны других финансовых институтов, также вынуждены делать всё возможное для снижения затрат и увеличения производительности. Быстрыми темпами идёт сокращение филиальной сети. Однако этот процесс сдерживается тем, что осуществление банковских операций только по электронным сетям в обозримом будущем невозможно. Рост числа лиц старшего возраста заставил отдельные крупные банки пойти на открытие в универмагах «банковских киосков», производящих простейшие операции с минимумом персонала. Более сложные операции осуществляются с использованием современных технологий в специальных центрах. Ужесточение конкуренции привело к сокращению процентных марж и стагнации прибылей. В связи с этим, чтобы выжить, банкам, специализирующимся на классических банковских продуктах, придётся научиться работать с новыми финансовыми инструментами и продуктами.
Одной из целей осуществляемой в австралийской банковской системе реформы является привлечение в страну международных финансовых институтов. Также планируется обеспечить усиление конкуренции и дальнейшее дерегулирование, допустить на рынок банковских операций финансовые организации, не имеющие банковских лицензий. Кроме того, Минфин страны предложил реформировать надзорные органы. Несмотря на возражения Резервного банка Австралии, не желавшего идти на сокращение своих полномочий, была образована Австралийская комиссия пруденциального надзора, наделённая функциями надзора за всем финансовым сектором, включая и банки. Такое решение было обусловлено тем, что ранее строительные компании, кредитные кооперативы, пенсионные кассы и банки, действовавшие в отдельных штатах, были неподнадзорны Резервному банку Австралии, и отсутствие эффективного контроля привело к росту числа банкротств этих институтов и потере вкладчиками своих средств.
Составляющей реформы финансовой системы страны является отмена гарантий Резервного банка Австралии на банковские депозиты населения. Австралия и Новая Зеландия — единственные страны — члены Организации экономического сотрудничества и развития, в которых банковские депозиты не страхуются. Здесь среди вкладчиков распространено мнение, что в случае банкротства того или иного банка кто-то, возможно, правительство, вернёт деньги клиентам. Согласно действующему законодательству, Центробанк Австралии стоит на страже интересов вкладчиков, ставя их на первое место в очереди за получением сумм, остающихся в случае ликвидации лопнувшего банка. Законодательство также наделяет Центробанк правом, но не обязательством спасать банки от банкротства.
Предложенное Резервным банком Австралии введение системы страхования депозитов вызвало критику со стороны многих австралийских банков. Они аргументируют свою позицию тем, что введение такой системы повлечёт за собой значительные издержки, которые банкам придётся перекладывать на своих клиентов, снижая при этом процентные ставки по депозитам, что, в свою очередь, приведёт к оттоку клиентуры. Некоторые ведущие банки Австралии считают неэффективной взятую за пример для реформы Австралии Федеральную систему страхования депозитов США, обращая внимание на крупные убытки обанкротившихся американских сберегательных и кредитных учреждений.
Одной из нерешённых проблем, стоящих перед Резервным банком Австралии, является отсутствие регулирования финансовых операций в сети Интернет. Через Интернет ряд финансовых компаний из Германии и Финляндии без участия австралийских банков открывает австралийцам счета и осуществляет операции.
Освобождение Резервного банка Австралии от надзорных функций за банковской системой должно было обеспечить его концентрацию на реализации денежно-кредитной политики и поддержании стабильности национальной валюты. С конца 80-х годов Резервный банк Австралии (РБА – Центробанк) проводит активную политику управления своими валютными резервами. Её главная цель заключается в максимизации долгосрочной рентабельности капиталовложений в соответствии с задачами по обеспечению безопасности капитала и ликвидности. Средства в основном помещаются в государственные облигации. РБА сам управляет своими резервами, привлекая внешних консультантов лишь для редких проверок своих ориентировочных пределов. У РБА нет заданного ориентира на общую сумму резервов, но предполагается, что эта сумма должна быть достаточно велика для проведения необходимых интервенций. При недостаточности резервов может появиться необходимость использования иных инструментов денежно-кредитной политики, в особенности процентных ставок. Австралия не прибегает к заимствованию за рубежом для аккумулирования своих резервов.
РБА не делает секрета из своей политики управления резервами. На протяжении вот уже пяти лет сведения по этому вопросу являются открытыми. РБА конструирует состав валютных резервов на основе прогноза динамики валютных курсов и процентных ставок (кратко- и долгосрочных), под которые проводятся инвестиции. В зависимости от изменения прогноза РБА может пересматривать удельные веса валют в корзине резервов, либо срок инвестиций. Управление валютным портфелем, наряду с условиями предоставления услуг клиентам и регулированием операционных издержек, является одним из способов воздействия на величину получаемой банком прибыли.
К моменту введения плавающего курса австралийского доллара в 1984 году, по меньшей мере, 80% резервов РБА приходилось на доллар США. Однако тогдашнее руководство РБА решило отойти от сложившегося порядка определения состава резервных валют путём взвешивания резервов по составу валют импорта и по обязательствам в целом. Недостатки этого порядка заключались в том, что, обеспечивая защиту от валютного риска, он никак не мог застраховать от изменений в относительных ценах импорта. Кроме того, не обеспечивалась защита доходности экспорта, которая обычно сильнее сказывается на возможности страны ввозить товары из-за рубежа, чем на величине международных резервов.
В этих условиях в качестве частичной защиты от изменений в состоянии торгового баланса и с учётом циклических колебаний валютных курсов РБА стал использовать метод максимального повышения удельного веса в составе международных резервов тех валют, которые проявляли тенденцию к удорожанию на фоне динамичного удешевления национальной валюты. Первой из стран тихоокеанского региона Австралия уменьшила в своих валютных резервах удельный вес доллара США. После этого на протяжении более пяти лет оставались без изменения контрольные цифры по удельным весам доллара (40%), японской иены и немецкой марки (по 30%). Включение в состав резервных валют только марки и иены, помимо доллара, объясняется отсутствием у РБА информации, необходимой для успешного осуществления арбитражных операций с западноевропейскими валютами, а также соображе-ниями экономии на численности штатных служащих — за последние 10 лет она сократилась вдвое. РБА располагает также небольшим количеством золота, оцениваемым в 4,3 млрд долларов, и предоставляет в кредит около 64 тонн (примерно четверть запаса), что в 1994 году принесло Центробанку прибыль в размере 6 млн долл.
РБА были введены ориентировочные пределы по срокам инвестиций в валюте, средневзвешенная продолжительность которых не должна превышать 3 года, хотя разрешено вкладывать средства в облигации с 10-летним сроком погашения. Операции проводятся только на ликвидных рынках. Введение целевых ориентиров сделало возможным колебание в известных пределах средней продолжительности срока инвестиций в зависимости от валюты и ликвидности рынка.
Имея на вооружении широкое видение динамики валютных курсов и количественные ориентиры, РБА начал открывать значительные долгосрочные валютные позиции. Этому способствуют два обстоятельства: непосредственное владение резервами, а не от имени Минфина, как в ряде других стран, а также то, что небольшие масштабы страны дают возможность активно управлять портфелем международных резервов без срывов в работе рынков. По признанию руководства РБА, при действующей системе активного управления своими валютными резервами может возникнуть ситуация, когда центробанки одновременно скупают или продают одну и ту же валюту, что чревато повышением неустойчивости валютных курсов и цен на активы. Иногда интервенции таких небольших центробанков (обычно в поддержку доллара США) носят независимый характер. Однако, как правило, РБА из прагматических соображений руководствуется поведением своих старших собратьев. Практика показывает, что такой подход пока оправдывает себя.